McLaren – путь к приемуществу за пределами гоночных трасс

Добавить комментарий

Соревнование представляло собой нечто среднее меж заездом на время и фактически гонкой. Завялено было более сотки участников.

Невзирая на то, что первым на финиш пришел паровой экипаж де Диона, по совокупы критериев победа была присуждена Peugeot, другими словами марке, продукция которой и до настоящего времени обширно представлена на дорогах по всему миру. Сотворен был принципиальный прецедент – автоспорт поспособствовал развитию брэнда, принеся завидные рекламные дивиденды.

Компания Форд продвинула схожую бизнес стратегию до философии «гоняешься в воскресенье – продаешь в понедельник». И вот сначала XX века на старты Гран При выходят машины, увенчанные логотипами семерки автопроизводителей – Бмв, FIAT, Honda, Ягуар, Мерседес, Рено и Тоета – при всем этом команды, обычно, полностью принадлежат концернам.

Но вечно так длиться не могло, потому что кто-то выигрывал, а кто-то мог финишировать только 14-м, проиграв «малобюджетной» личной команде. Так что равномерно компании начали отрешаться от роли в соревнованиях, кто-то под давлением акционеров, а кто-то и из-за повсевременно ужесточаемого регламента, запрещавшего смелые инженерные разработки, которые потом могли бы внедряться на серийных машинах.

Компания Тоета, например, нередко направляла внимание на тот факт, что применяемая в Формуле 1 система KERS на техническом уровне еще проще схожих агрегатов, установленных на серийных гибридных автомобилях марки Prius.

А один из инженеров Бмв незадолго до отказа германской марки от роли в Формуле 1 сетовал, что дорожные Бмв 3-ей серии по техническому оснащению более продвинуты, чем F1.09 из-за введенного запрета на внедрение вспомогательных систем и электроники, заморозки развития движков и трансмиссий, также стандартизации применяемых девайсов.

Дошло до того, говорил он, что болельщики, заплатившие по 400 Евро за билет на гонку, приезжают на трассу на машинах более накрученных, чем те, которые выйдут на старт.

Как бы «экологически чистый» регламент, вводимый с 2014 года был должен бы убрать этот дисбаланс, но неувязка в том, что хотя разговор идет о «стандартизации технических черт при условии дифференциации комплектации», по сути спецификация вводимых моторов (1600 «кубиков», гибридные, турбованные V6) становится все более размытой, хотя такие характеристики как центр масс, общая масса и угол развала цилиндров строго определены.

Так что огромного ажиотажа эта мысль, зародившаяся еще в 2008 году, не вызвала. Быстрее напротив, к чемпионату не присоединился с того времени ни один новый участник, тогда как закончили выступления минимум четыре команды.

Но тот факт, что способности обмена технологиями меж Формулой 1 и серийным созданием становятся все более ограниченными, не лишил Ф1 ее коммерческой привлекательности. Этот вопрос дискуссировался на бизнес-форуме, посвященном автоспорту, состоявшемся перед ГП США, прошедшим в Остине.

То, что одно из направлений деятельности начало сужаться, отдало стимул участникам Формулы 1 находить другие выгодные решения. Доктор технических наук, управляющий директор департамента прикладных технологий McLaren (МАТ) Джефф МакГрат сделал на данную тему очень впечатляющую презентацию. Мы попросили его об эксклюзивном интервью.

Подразделение МАТ было основано в 2004 году с прицелом на развитие коммерческого использования побочных направлений деятельности McLaren. МакГрат, инженер-механик по образованию, спец с глобальным опытом в нефтегазовой промышленности и веб/медиа-сфере, присоединился к компании три года вспять, поставив задачку вывести ее на уровень самоокупаемого проекта, который будет третьим опорным столпом McLaren вместе с гоночным и авто подразделением.

C 2009 года штат компании возрос с 3-х до сорока человек, что показывает на ее возросший потенциал. Годичный оборот и прибыль растут вдвое с каждым годом. Цифр МакГрат не именует, но идет речь о миллионах, а отношение оборота к численности может сравниваться с показателями главных соперников, таких, например, как BA Consulting.

Джефф МакГратт подотчетен главе команды McLaren F1 и управляющему директору гоночного подразделения, что дает ему возможность использовать потенциал гоночных профессионалов и обеспечивает ротацию кадров снутри компании. Департамент, в теории, мог бы существовать и раздельно от «гоночного» McLaren, но МакГрат считает, что конкретно уникальная смесь «духа победителей» и ведущих технологий дает компании преимущество над соперниками. «Я думаю, – гласит он. – Что этот дух задает стратегию».

В 80-х годах McLaren при конкретном участии компании Marlboro, которая тогда была титульным спонсором, переродилась из команды, возглавляемой последователями ее основоположника Брюса МакЛарена, в группу McLaren под управлением Рона Дениса. Было ли совпадением, что МАТ основали в тот момент, когда команда пробовала отступить от табачного спонсора в поисках новых коммерческих горизонтов? Ведь какие-то гоночные коллективы приспосабливаются к новым условиям, а какие-то прекращают свое существование…

«Это увлекательный вопрос, – гласит МакГрат. – Я думаю, что само осознание спонсорства изменяется. На данный момент недостаточно только сдавать «рекламное место » и из-за этого помогать продажам собственного спонсора. Обе стороны должны получать от сотрудничества больше преимуществ».

В качестве примера он приводит Прикладной центр McLaren GSK (GlaxoSmithKline, многонациональная лекарственная компания, 4-я по размерам в мире, в число товаров которой заходит и Lucozade).

«На базе в Уокинге мы можем показать технологические инновации обеих компаний. Это должно побуждать молодежь идти в науку, заниматься инженерными разработками. Вот чего на данный момент ждут от нас наши партнеры».

МакГрат гласит, что цель МАТ – «предоставлять решения, которые обеспечат значимый прорыв в эффективности благодаря использованию ведущих технологий и разработок». Он объясняет, что «гоночная команда может предлагать очень достойные внимания технические решения, а часто они могут найти первоисточник трудности там, где заказчик даже не подозревает таковой способности.

Мы скооперировали человечий подход с высоким уровнем разработок. В конечном итоге итог выходит симпатичным, таким, что люди готовы его использовать. Но в базе решений лежит необыкновенный уровень ума, который не продается.

Я продаю итог, схему функционирования. Потому нередко говорю, что мы – технологическая компания, которая реализует действенные решения. Это то, за что нам платят».

И все таки, что непосредственно может предложить МАТ?

«Формула 1 – это кладезь технологий, на которые были затрачены годы исследовательских работ и миллионы фунтов стерлингов, но которые не отыскали коммерческого внедрения, –отвечает МакГрат. – Все технологии, которые были отложены в сторону из-за конфигурации регламента либо еще по какой причине – их необходимо только взять и использовать.

Другими словами, применив решение из Формулы 1, компания может еще резвее воплотить его, не растрачивая средств на разработку.
У нас есть готовые решения, их только необходимо взять с полки и верно применить, адаптировав к той либо другой задаче».

Невзирая на то, что многие технологии, разработанные в Формуле 1, были запрещены за чрезмерную эффективность, их – по драматичности судьбы – изредка кто патентовал. И функция МАТ – отыскать те области, где эти технологии могут отыскать применение.

«Если мы лицезреем, что решение может быть применено в мед сфере, мы запатентуем и технологию, и ее применение.

Конкретно так и происходит. Мы получаем патенты на технологии, которые издавна известны в гоночной сфере, но являются инноваторскими для других областей», – гласит МакГрат. При всем этом количество патентов, которыми обладает МАТ непонятно, и каждому присвоен собственный псевдоним, чтоб сбить с толку соперников. Вот таковой вот затейник Рон Деннис.

McLaren – сначала авто компания, так что разумеется, что МАТ играет гигантскую роль в продвижении решений для дорожных автомобилей. Но также понятно, что МАТ удалось добиться значимого фуррора и в неких несмежных отраслях.

И все таки поначалу об автомобилях…

«В нашем технологическом центре мы сделали условия, в каких огромные команды могут апробировать свои новые разработки. Я не могу именовать наших клиентов по именам, но все они обширно известны в авто мире. Так что мы знаем, как угодить даже наилучшим компаниям на рынке», – гласит Джефф.

Разговор перебегает на тему симулятора – ведь система McLaren признана золотым эталоном в этой сфере. И без того экспрессивный МакГрат становится еще больше оживленным, когда начинает гласить на данную тему. Можно отыскать коммерческое применение этой разработке?

«Я думаю, что симулятор McLaren является так четким инвентарем, что его потенциал не будет стопроцентно задействован, если использовать его, грубо говоря, как игрушку.

Но я вижу возможность использовать его в рамках, к примеру, виртуального шоу-рума. В некий степени он все таки может быть сверхтехнологичным развлечением.

Например, сколько вы готовы дать, чтоб проехаться на машине собственной мечты по наикрасивейшей дороге где-нибудь на другом конце света? Может быть, в действительности такое развлечение вам не по кармашку. Так что, если мы найдем подходящего напарника, данную тему можно развить.

Это, снова же, обозначает нашу концепцию. Мы не увлечены промышленностью развлечений, но получаем наслаждение от гонок, – считает прошлый спец в сфере развлечений. – Автоиндустрия, говоря словами Рона Денниса, является лучшим примером прикладных технологий, в известном смысле – олицетворяет их. Результатом является конечный продукт, машина. А что далее?»

Как уже говорилось ранее, наибольших фурроров подразделение МАТ достигнуло никак не в авто сфере. Невзирая на то, что все засекречено договорами о конфиденциальности, МакГрат приоткрывает заавесь потаенны. Основой всему телеметрия – внедрение данных для разработки стратегии и принятия решений в режиме реального времени.

«Мы сделали вывод, что это может работать на системном уровне и уровне консалтинга. Мы сотрудничаем с GSK, с нефтяными и газовыми компаниями, с логистическими центрами, центрами управления полетами, с компаниями по оперативной доставке – другими словами в тех областях, где для принятия решений нужно оперативно обрабатывать большой объем инфы.

Наша разработка может применяться в разных областях, и она несравненна с другими решениями», – уверен МакГрат.

МАТ также удалось отыскать сферу внедрения, где воедино сходятся спорт и медицина, а конкретно – измерение биометрических характеристик спортсменов и их соотнесение с плодами.

«Мы можем измерить главные характеристики состояния организма. Мы также можем зафиксировать характеристики спортсмена, например, как он управляет великом либо каноэ. Мы собрали данные о выступлениях велосипедистов и проявили их тренеру. Это был 1-ый шаг в осознании вероятного внедрения метода».

МакГрат гласит, что их системы не похожи на GPS либо механизмы контроля сердечного ритма. Его подразделение разработала обыкновенные, маленькие по размерам, модульные электрические блоки.

«Затем мы начали работать с проф спортсменами, чтоб адаптировать устройства, протестировать их, после этого начать зарабатывать на этом средства. Первой ласточкой стало сотрудничество с футбольным клубом Chelsea и с государственной Федерацией Регби.

Мы работали с британской сборной по регби, это было очень любопытно, – гласит глава департамента прикладных технологий. – Мы отыскали метод измерить уровень интенсивности занятий игрока, чтоб осознать, где та грань, за которой появляется опасность получить травму во время матча».

Проводя аналогию с Формулой 1, МакГрат ассоциирует это с контролем за движком, чтоб тот не перенагрелся.

«Философия такая же. Как и в гонке, мы должны собрать данные, чтоб выстроить стратегию. Как навечно выпускать игрока на поле? Когда его зазывать назад? В какой момент он сыграет лучше? Как это воздействует на команду в целом? Провести в этом случае четкий расчет это не так просто.

Опытнейший тренер тоже лицезреет, как активно тренится его игрок, когда его можно загрузить, а когда он утомился. На данный момент этот применим исключительно в тренировках – использовать его во время соревнований, пока запрещено, – но когда в дальнейшем это будет может быть, мы сможем собрать неограниченное количество принципиальных данных.

На данный момент игрок стоит 10-ки миллионов фунтов. Так что его лучше поберечь и усадить на лавку запасных, когда он утомился, чтоб все не завершилось растяжением ноги. Это принципиально, когда вокруг тренятся «сотни миллионов живых денег», – гласит Джефф.

Это всего только маленький пример деятельности МАТ в области мониторинга эффективности. Но подобные решения могут употребляться для вербования спонсорских бюджетов…
Сообразительность, креативность и высочайшие технологии, вот что делает McLaren одной из самых обеспеченных команд, и при всем этом позволяет сохранить независимость – ведь миллионы зарабатываются в их своем суперсовременном технологическом центре.

Автоспорт Август 10th 2014

Комментирование закрыто.

г