Династия Williams

Добавить комментарий

В апреле прошедшего года Клэр Уильямс вошла в совет директоров, возглавив направление маркетинга и связей с общественностью. Идеологическим вдохновителем этого предназначение был сейчас покинувший команду Адам Парр, занимавший пост исполнительного директора. А на прошлой неделе было объявлено, что сейчас Клэр становится заместителем управляющего команды.

Как знать, какая власть сейчас сосредоточена в ее руках – в конце концов, команда была базирована сэром Фрэнком и его знаменитым соратником Патриком Хедом, который долгие и длительные годы занимался всем, что связано с техникой. Williams – это домашний бизнес с большущим числом болельщиков. Формульное братство любит команду за иногда упорное и неотступное следование основным спортивным эталонам.

Что еще могло бы вселять в душу Фрэнка Уильямса огромную уверенность в следующем дне, как не сознание того, что его 36-летняя дочь продолжает дело всей его жизни?

Естественно, бизнес есть бизнес, но все таки, сначала они отец и дочь, а поэтому, когда Клэр входит в комнату, лицо Сэра Фрэнка отражает всю палитру чувств, неподдельно говорящих о теплоте их отношений.

Клэр садится за стол отца, слева от него, смахивает с его свитера невидимую пылинку и гласит: «Все нормально, пап? Ой, он меня за это уволит…»

Что, и правда может? Фрэнк Уильямс иронически отвечает своим неподражаемым шепотом: «Чисто юридически мог бы, но не стану».

«Это наше 1-ое совместное интервью», – заявляет Клэр.

«Нам стоит держаться за руки под столом?» – продолжает иронизировать сэр Уильямс.

Обстановка действует обезоруживающе, потому что ощущается реальная искренность. Но все понимают, что сэр Фрэнк вот-вот отметит 71-й денек рождения, что безизбежно приводит нас к разговору о преемственности поколений.

Уильямсы охотно готовы дискуссировать данную тему, но до этого Клэр все таки должна дать свою резолюцию: «Можешь отвечать».

Фрэнк: «Я уже достаточно издавна возглавляю команду и, естественно, вопрос преемственности должен быть кропотливо обмыслен. Необходимо, чтоб процесс передачи возможностей прошел без накладок. Если ошибешься, может быть и будет 2-ой шанс, но допускать подобного рода ошибки очень болезненно. Клэр работает в команде уже пару лет… Сколько? Три либо четыре?»

Клэр: (хладнокровно уточняет, только немного приподняв бровь) «Десять».

Фрэнк: «Время летит неприметно, когда человек счастлив. Она знает компанию так же отлично, как знаю я. И работать с ней очень тяжело, она не дает мне спуску, серьезно. Клэр борется за свою точку зрения, так что её можно именовать безупречным кандидатом.

У нее большой опыт в маркетинге, она сделала гигантскую работу для команды, в особенности когда наши результаты не давали особенного повода для гордости».

Клэр: «С моей точки зрения, преемственность – очень сложная вещь. Сначала, так как он мой папа, и мыслить о том, что его когда-то не станет, для меня дико. Охото веровать, что он будет рядом всегда. В этом плане он вправду старается…»

Фрэнк: «Да уж, любопытно, кто будет первым, я либо Берни?»

Клэр: «Надеюсь, у вас еще длительно будет ничья. Это и правда странноватая тема, о которой стараешься не мыслить. С практической точки зрения мы просто работаем совместно с Фрэнком.

Может быть, это в некой степени безответственно не мыслить о преемственности, но проще считать, что он всегда будет тут. Команда Williams – это Фрэнк. Мыслить о том, что его когда-то не станет, тяжело – но здесь ужчто есть, другими словами.

Не знаю, могут ли другие представить, что я когда-то займу его место. Это большая ответственность, которую навряд ли кто-то готов с радостью взять на себя.

Если ты отпрыск либо дочь такового человека, как Фрэнк, то для тебя нужно быть стопроцентно уверенным, что сможешь принять от него эстафету. Это не так просто, и в почти всех больших компаниях мы уже лицезрели, что это может не сработать.

Но время от времени все выходит – и это настолько же здорово, как отыскать Священный грааль. Но я считаю, что на этом пути мне будет тяжело – не знаю, смогу ли я достигнуть поставленной цели».

Невзирая на скромность, Клэр в ежедневных рабочих делах может проявлять и завидную решительность, о которой знают все ее коллеги. Но она не теряет почву под ногами и понимает ответственность, которая легла на ее плечи, когда она вошла в совет директоров Williams.

«Я не переставая думаю об этом, – гласит она. – Самое странноватое в том, что команда всегда была частью нашей жизни. У меня есть два брата [Джонатан, 38 лет, и Джейми, 30 лет], у нас очень дружная семья. А Williams в протяжении многих лет занимает центральное место в нашей жизни.

Мы вообще-то ни о чем другом, не считая этого и не говорим. Автоспорт – это наша жизнь. Мы всегда были рядом с папой, позволяя ему делать свою работу и добиваться того, чего он достигнул. И мы этим гордимся».

Сэр Фрэнк обходительно перебивает, добавляя несколько слов о Патрике Хеде, который тоже почти все сделал для того, чтоб Williams в протяжении 3-х периодов – в конце 70-х, посреди 80-х и в протяжении большей части 90-х – была доминирующей силой в Формуле 1.

На начало этого сезона (в каком Williams проведет собственный 600 Гран При – при этом на домашнем шаге в Сильверстоуне) команда может повытрепываться девятью Кубками конструкторов, семью титулами в личном зачете и 114 победами.

На данный момент дела идут не так удачно, но за после два года в Williams произошли суровые коммерческие и технические конфигурации, а результаты 2012 года позволяют с оптимизмом глядеть в будущее.

Но схожее наследство добавляет ответственности, как и необходимость мыслить о 550 работниках компании. Для сэра Фрэнка это уже так издавна стало обыденным делом, что он и не знает, что такое работать с 9 до 5 с перерывом на обед.

У его дочери ситуация малость другая: ранее она смотрела за всем со стороны и впитывала принципы управления ситуацией, а сейчас сама должна давать указания и принимать решения.

Клэр ведает: «За семейным столом мы в протяжении многих лет слышали мамин вопрос: «А у нас есть средства на выступления в будущем году?»

Сейчас ответственность за бюджет лежит на мне. Но я никогда не лицезрела, чтоб Фрэнк паниковал и колебался, что Williams будет учавствовать в следующем чемпионате».
Фрэнк заговорщицки улыбается: «Посмотри в словаре на буковку «б» — отыщешь слово “безответственность”…»

Клэр охотно соглашается: «Может, я и унаследовала малость безответственности. Но Фрэнку всегда удавалось разобраться в ситуации – так что я тоже считаю, что при подабающей доле усердия и везения все получится, и мы продолжим выступать».

Последнюю фразу с уверенностью мог бы сказать и сам Уильямс-старший, такая чисто британская бравада. Он может гордиться собственной дочерью…

«Я стараюсь не очень гордиться, – с улыбкой смотря на Клэр, гласит сэр Фрэнк, – стараюсь относиться к ней как одному из служащих, хотя это, естественно, трудно. Но она работает не 1-ый год и очень компетентна в собственной области.

Ее мама [Джинни] – восхитительная дама. Я бы не именовал её жесткой, это было бы неправдой – но её отец достигнул умопомрачительных фурроров. Он был хитрецким и умным предпринимателем. Так что нет вопросов, это гены. А Джинни – она просто восхитительная, она 40 лет меня терпит, а это большущее достижение само по себе.

Клэр почти во всем похожа на мама, а в чем либо и на меня. У меня нет ни мельчайших колебаний, что она сумеет вести мой корабль, обходя рифы».

Долг, обязанность, может быть, даже судьба – все это можно сказать о том, как Клэр пришла к занимаемой сейчас должности. Понятно, что все могло бы сложиться и совершенно по-другому.

«В детстве мы нечасто ездили на гонки, – вспоминает она, – Помню, в один прекрасный момент мы направились в Сильверстоун. Это было огромное событие. Но обычно числилось, что гонки – это папина работа, а вы же не станете брать на работу супругу и детей».

Клэр гласит, что никогда не было дискуссий о том, что она либо ее братья будут работать в команде – предки всегда гласили, что они должны «идти своим путем».

«И я вправду желала идти своим методом, – заявляет Клэр, вобщем, не совершенно внушительно, – но сложилось по другому. А сейчас я думаю, чем еще я могла бы заниматься? И не могу придумать ничего лучше собственной сегодняшней работы».

Чувствуя, что настал момент для откровений, отец спрашивает у дочери: «Ты время от времени думаешь о том, чтоб все кинуть?» «Да, отвечает Клэр, когда ты меня в особенности достаешь!»

Невзирая на легкомысленный тон, ощущается, что тема по сути очень принципиальная, и Клэр искренна, когда гласит, что почти все должна сделать для команды, с которой ее семья была неразрывно связана и в отличные, и в нехорошие времена.

«За последние 18 месяцев в нашем бизнесе произошли определенные перемены, появился некоторый вакуум, который мне доверено заполнить, и люди ожидают этого от меня, – гласит она. – А я вправду считаю – кому же, как ни мне, этим заниматься?

Может звучит пафосно, но Williams вправду обеспечивала нам неплохую жизнь, так что настал момент внести собственный вклад и возвратить долг. Это наша ответственность, нельзя просто посиживать и пожинать плоды фурроров других людей».

Научиться просить средства у других (например, у спонсоров) сначала было сложный задачей, но она с ней совладала. Но, еще есть один открытый вопрос:

«Вам тяжело просить о надбавке к заработной плате?» – спрашиваю я у Клэр.

«Да! Я не очень умею просить средства. Когда я была ребенком, я даже не могла попросить на карманные расходы у матери с папой», – признается она.

Ну что ж, времена изменяются…

Автоспорт Июль 22nd 2014

Комментирование закрыто.